Новости онкологии

01.02.2021

Новости в лекарственном лечении больных раком молочной железы по материалам виртуального симпозиума SABCS 2020


Семиглазова Татьяна Юрьевна Семиглазова Татьяна Юрьевна
Заведующая научным отделом инновационных методов терапевтической онкологии и реабилитации НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, профессор кафедры СЗГМУ им. И.И. Мечникова, член Правления RUSSCO, член рабочей группы по разработке Практических рекомендаций RUSSCO, Санкт-Петербург
Шарашенидзе Софико Мамуковна Шарашенидзе Софико Мамуковна
Клинический ординатор ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, Санкт-Петербург


C 8 по 11 декабря 2020 года состоялся 43-й Ежегодный симпозиум по раку молочной железы в Сан-Антонио (43rd Annual San Antonio Breast Cancer Symposium – SABCS). В этом году исследователями из более чем 80 стран было представлено рекордное количество абстрактов (1194 абстракта), что еще раз доказывает актуальность проведения клинических исследований, несмотря на пандемию COVID-19. Прошлый 2020 год ознаменовался прогрессом в лечении больных раком молочной железы, в США зарегистрировано 4 новых противоопухолевых препарата для лечения больных с агрессивными подтипами метастатического рака молочной железы (РМЖ).

РАННИЙ РМЖ

ER+ HER2- ранний РМЖ (рРМЖ)

Kalinsky и соавт. представили результаты одного из наиболее ожидаемых и обсуждаемых исследований SWOG S1007 RxPONDER по изучению стандартной адъювантной эндокринотерапии ± химиотерапии среди больных ER+ HER2- рРМЖ со шкалой рецидива 25 и менее с 1-3 пораженными лимфатическими узлами (ЛУ) [1]. Значение оценки риска рецидива Oncotype DX для определения больных с (ЛУ-) HR+HER2- рРМЖ, которым может не проводится химиотерапия (ХТ), было установлено в ходе исследования TAILORx в 2018 году. Однако оставалось неясным, могут ли результаты TAILORx быть экстраполированы на больных с (ЛУ+) РМЖ. В обоих клинических исследованиях для оценки риска рецидива применялся мультигенный тест Oncotype Dx.

В исследовании SWOG S1007 RxPONDER были проанализированы сведения о 5083 больных (медиана наблюдения составила 5,1 лет). В результате были зарегистрированы 447 случаев рецидива инвазивного заболевания. При первичном анализе преимущество ХТ в зависимости от шкалы рецидива не было статистически значимым (p=0,30). Однако в группе высокого риска наблюдалось снижение выживаемости без рецидива инвазивного заболевания (ОР 1,06; 95% ДИ 1,04-1,07; p<0,001). Назначение ХТ ассоциировалось с увеличением выживаемости без рецидива инвазивного заболевания (БРВ) (ОР 0,81; 95% ДИ 0,67-0,98; p=0,026). Была отмечена значимая взаимосвязь преимущества назначения ХТ и менопаузального статуса (p=0,004), которая требовала отдельного анализа. Среди постменопаузальных больных (n=3350, 67%) ОР для группы ХТ + гормонотерапия vs гормонотерапия (ГТ) не было значимым (ОР 0,97; 95% ДИ 0,78-1,22; p=0,82); 5-летняя БРВ равнялась 91,6% vs 91,9%, что свидетельствовало об отсутствии преимущества от дополнительного применения ХТ.

В группе пременопаузальных больных (n=1665, 33%), было выявлено значимое (95% ДИ 0,38-0,76; p=0,0004) преимущество от назначения дополнительной ХТ. Показатели 5-летней БРВ составили 94,2% vs 89,0% соответственно.

Таким образом, существует значимое различие в преимуществе от назначения ХТ в зависимости от риска рецидива для пременопаузальных vs постменопаузальных пациентов. Несмотря на то, что зарегистрировано лишь 8,8% случаев рецидива инвазивного заболевания и пациенты будут находиться под наблюдением в течение 15 лет, полученные данные показали, что адъювантная терапия может быть деэскалирована до применения только ГТ среди постменопаузальных больных с ЛУ+ (1-3) и индексом риска рецидива <25. Однако отмечено значимое преимущество БРВ при назначении ХТ и ГТ среди пременопаузальных больных. Также по предварительным данным наблюдается увеличение 5-летней общей выживаемости (ОВ).

Наиболее важным вопросом остается значимость ХТ в этой группе больных, так как неясно, явилось ли это преимущество следствием лишь подавления менструального цикла, т.е. супрессии овариальной функции при назначении ХТ. Дополнительное наблюдение продолжается, в дальнейшем анализ данных будет включать оценку качества жизни больных и другие вторичные точки. Также планируется анализ данных преимущества при назначении ХТ в зависимости от индукции менопаузы.

Исследование III фазы SWOG S1007 RxPONDER

Рисунок 1. Исследование III фазы SWOG S1007 RxPONDER: стандартная адъювантная ГТ ± ХТ
среди больных (ЛУ+) ER+HER2- рРМЖ с индексом по шкале риска развития рецидива 25 и менее.

В ходе симпозиума были доложены результаты исследований МonarchE и PENELOPE-B по применению CDK4/6 ингибиторов в адъювантном режиме лечения больных HR+ HER2- рРМЖ с высоким риском развития рецидива. Предметом для дискуссий среди экспертов стала причина различий в результатах исследований.

МonarchE является исследованием III фазы, сравнивающим эффективность (БРВ) абемациклиб + ГТ vs ГТ при раннем (операбельном) РМЖ высокого риска [2].

Согласно обновленным данным, преимущество в относительных показателях выживаемости при применении абемациклиба + ГТ vs ГТ в общей группе больных составило 28,7% (ОР 0,713; 95% ДИ 0,583-0,871; p=0,0009). В группе больных абемациклиб + ГТ 2-летняя выживаемость без рецидива инвазивного заболевания достигла 92,3% против 89,3% в группе ГТ. Данные по ОВ пока не представлены. Важной вторичной конечной точкой исследования являлась оценка эффективности среди больных с высоким уровнем Ki-67 (≥20%). Абемациклиб в комбинации с ГТ продемонстрировал в данной группе больных повышение БРВ, со снижением ОР развития инвазивного заболевания на 30,9% (ОР 0,691; 95% ДИ 0,519-0,920; p=0,0111); 2-летняя выживаемость без инвазивного заболевания составила в группах абемациклиб + ГТ vs ГТ 91,6% и 87,1% соответственно. Добавление абемациклиба к ГТ также увеличивало безметастатическую выживаемость. Таким образом, при относительно короткой медиане наблюдения (приблизительно 19 месяцев) абемациклиб в сочетании с ГТ продемонстрировал клинически значимое увеличение БРВ среди больных (ЛУ+) HR+ HER- рРМЖ высокого риска, а также статистически значимое увеличение БРВ у больных с Ki-67 ≥20%.

Исследование III фазы МonarchE

Рисунок 2. Исследование III фазы МonarchE: Эффективность абемациклиба + ГТ vs ГТ
у больных рРМЖ высокого риска.

Loibl S. и соавт. представили финальные данные по БРВ в исследовании PENELOPE-B по изучению палбоциклиба в комбинации с ГТ для лечения больных HR+ HER2- рРМЖ с резидуальным заболеванием высокого риска рецидива после неоадъювантной химиотерапии (НАХТ) [3]. В исследование III фазы PENELOPE-B включались больные, у которых не был достигнут полный патоморфологический ответ после неоадъювантной таксан-содержащей химиотерапии с высоким риском рецидива: CPS-EG (клинико-патологическая стадия + экспрессия ER+ и степень злокачественности [G]) индекс ≥3 или 2 и ypN+. В период с 02.2014 г. по 12.2017 г. 1250 больных были рандомизированы, средний возраст равнялся 49,7 (19-79) лет.

Почти у всех пациентов (96,8%) наблюдался резидуальный РМЖ: позитивный статус лимфатических узлов ypN+ выявлен среди 94,6%; G3 – 47,4%, Ki-67 >15% – среди 27,7%. Риск рецидива по CPS-EG ≥3 отмечен у 54,7% больных. Дополнительно к таргетной терапии палбоциклибом половина пациентов (50,1%) получала ингибиторы ароматазы, 49,8% – тамоксифен, 6,6% – ингибиторы ароматазы + агонисты гонадотропин-рилизинг гормона и 9,7% – тамоксифен + агонисты гонадотропин-рилизинг гормона.

Согласно результатам, при медиане наблюдения 43 месяца дополнительное назначение палбоциклиба не привело увеличению БРВ (ОР 0,93; 95% ДИ 0,74-1,17; р=0,525). Показатель безрецидивной выживаемости равнялся 88,3% в группе палбоциклиб + ГТ против 84% в группе плацебо + ГТ в течение 2 лет; 73% против 72,4% в течение 4 лет. Также не установлено различий в показателях ОВ. Докладчиком отмечена необходимость получения в будущем информации о результатах долгосрочного наблюдения при применении других CDK4/6 ингибиторов с целью оценки их эффективности. Одной из причин неудачи исследования, возможно, является отличие в определении больных группы высокого риска рецидива. В исследование включались только пациенты с резидуальным РМЖ, у которых не наблюдалось полного патоморфологического ответа (pCR). Число испытуемых в исследовании PENELOPE-B было в 4 раза меньше, чем в исследовании PALLAS и МonarchE, а также использовался как предикторный фактор рецидива CPS-EG индекс, а не стадия заболевания. Возможно, абемациклиб является более эффективным CDK4/6 ингибитором, однако это не подтверждается в исследованиях 1-й линии метастатического РМЖ, при которых отмечались схожие результаты при лечении палбоциклибом.

Исследование III фазы PENELOPE-B

Рисунок 3. Исследование III фазы PENELOPE-B: палбоциклиб в комбинации с ГТ для лечения
пациентов с HR+ HER2- ранним (операбельным) РМЖ высокого риска рецидива после НАХТ.


РЕАБИЛИТАЦИЯ БОЛЬНЫХ РАННИМ РМЖ

В исследование биопсихосоциального подхода в реабилитации больных рРМЖ [4] были включены сведения о 228 больных, получивших комплексное лечение заболевания. Из них 114 больных были включены в проспективное исследование и на протяжении лечения подвергались реабилитационным мероприятиям в рамках биопсихосоциального подхода и 114 больных были подобраны в контрольную группу ретроспективно по методике попарного отбора. Реабилитационные мероприятия в рамках биопсихосоциальной модели улучшили показатели бессобытийной БСВ в группе больных рРМЖ: БСВ составила 18,3 мес. против 14,5 мес. в контрольной группе (ОР 0,91; 95% ДИ 0,83-0,99; p=0,0034). При многофакторном анализе ключевыми факторами, влияющими на БСВ, были НАХТ (ОР 0,79; 95% ДИ 0,69-0,94; р=0,0025), возраст (ОР 0,87; 95% ДИ 0,71-1,09; р=0,0027) и менопаузальный статус (ОР 0,85; 95% ДИ 0,84-0,95; р=0,0022). Кроме того, важно отметить, что биопсихосоциальная модель реабилитация больных рРМЖ позволяет учитывать не только биологические (генетические, анатомические, физиологические, биохимические и др.), но и психологические факторы, включающие в себя психические процессы, индивидуальные психологические особенности личности и поведения, а также социальные факторы.


МЕТАСТАТИЧЕСКИЙ РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Трижды негативный метастатический РМЖ

В ходе конгресса были доложены результаты по дополнительным вторичным оценочным конечным точкам исследования KEYNOTE-355 (Rugo H. и соавт.) по изучению применения пембролизумаба в комбинации с ХТ 1-й линии терапии местно-рецидивирующего неоперабельного или метастатического трижды негативного РМЖ (ТНРМЖ) [5]. Ранее при промежуточном анализе данных было отмечено статистически значимое увеличение БПВ при применении пембролизумаба в сочетании с ХТ (наб-паклитаксел / паклитаксел / гемцитабин + карбоплатин) vs только ХТ при экспрессии PD-L1 CPS ≥10 (ОР 0,65; 95% ДИ 0,49-0,86; одностороннее значение P=0,0012, заранее оговоренный статистический критерий альфа = 0,00411). Вторичные конечные точки включали частоту объективных ответов (ОО), частоту контроля над заболеванием (полный регресс + частичный регресс + стабилизация заболевания ≥24 недель), а также длительность ответа.

Результаты по всем вторичным конечным точкам показали преимущество комбинации пембролизумаб + ХТ при наличии PD-L1 экспрессии. Частота ОО при CPS ≥10 составила 53,2% (95% ДИ 46,4-59,9%) vs 39,8% (95% ДИ 30,3-49,9%); при CPS ≥1 – 45,2% (95% ДИ 40,4-50,0%) vs 37,9% (95% ДИ 31,3-44,8%).

При подгрупповом анализе увеличение показателя ВБП в группе пембролизумаб + ХТ наблюдалось вне зависимости от комбинаторного химиотерапевтического препарата. Данные результаты вызывают особый интерес, учитывая негативные результаты в исследовании IMPASSION131, которое показало отсутствие увеличения ВБП и ОВ при назначении атезолизумаба в комбинации с еженедельным паклитакселом (возможно, по причине индуцированной иммуносупрессии, вызванной еженедельным введением дексаметазона с целью премедикации). Однако сравнение эффективности комбинаторных цитостатиков не являлось целью исследования, именно поэтому сделать объективные выводы в настоящий момент не представляется возможным. Также отмечено сравнительное снижение эффективности пембролизумаба в комбинации гемцитабин + карбоплатин, что обусловлено изначально плохим прогнозом в данной группе больных.

При CPS ≥10 выживаемость без прогрессирования в группе больных мТНРМЖ пембролизумаб + ХТ составила 9,7 мес. vs 5,6 мес. в группе плацебо + ХТ (ОР 0,65; 95% ДИ 0,49-0,86); при CPS ≥1 показатели ВБП составили 7,6 мес. vs 5,6 мес. соответственно (ОР 0,74; 95% ДИ 0,61-0,90).

На основании результатов KEYNOTE-355 в улучшении показателей выживаемости без прогрессирования FDA присвоило статус ускоренного одобрения комбинации пембролизумаб + ХТ для лечения больных с местно-рецидивирующим нерезектабельным или метастатическим ТНРМЖ с экспрессией PD-L1 (CPS ≥10). Данные по ОВ ожидаются в 2021 году.

Исследование III фазы KEYNOTE-355

Рисунок 4. Исследование III фазы KEYNOTE-355: пембролизумаб в комбинации с химиотерапией
в 1-й линии терапии неоперабельного или метастатического ТНРМЖ.

Dent R. et al представили результаты исследования III фазы IPATunity130, анализирующего эффективность комбинации ипатасертиб + паклитаксел при мутациях в сигнальном пути PIK3CA/AKT1/PTEN в качестве 1-й линии терапии местнораспространенного или метастатического ТНРМЖ [6].

Ранее согласно результатам клинического исследования II фазы LOTUS наблюдалось увеличение показателей ВБП в группе больных ТНРМЖ с мутацией в PIK3CA/AKT1/PTEN сигнальном пути (4,9 vs 9,0 мес.; ОР 0,44; 95% ДИ 0,37-0,98).

Известно, что PIK3CA/АКТ сигнальный путь является необходимым для метаболизма, пролиферации и инвазии опухолевых клеток. Ипатасертиб – пероральный высокоспецифичный препарат, предназначенный для таргетного воздействия на все три изоформы АКТ (серин-треониновой протеинкиназы). Ипатасертиб блокирует сигнальный путь PI3K/AKT – ключевой фактор роста и пролиферации опухолевых клеток при РМЖ. Когорта А включала пациентов, у которых была обнаружена мутация в гене PIK3CA или AKT1- и/или PTEN. Пациенты не получали ранее химиотерапию по поводу распространенного ТНРМЖ.

Пациенты были рандомизированы 2:1 и получали ипатасертиб 400 мг или плацебо (день 1-21) в комбинации с паклитакселом 80 мг/м2 (Д 1, 8, 15). Отмечено отсутствие преимущества в показателях ВБП в группах пациентов, получавших ипатасертиб + паклитаксел vs плацебо + паклитаксел (7,4 vs 6,1 мес.; ОР 1,02; 95% ДИ 0,71-1,45; р=0,9237). Результаты исследования III фазы IPATunity130 отличаются от ранее полученных результатов исследований II фазы АКТ ингибиторов при ТНРМЖ: в исследовании LOTUS по изучению комбинации паклитаксел + ипатасертиб и в исследовании PAKT по изучению комбинации паклитаксел + капивасеритиб. Кроме того, необходимо выделение потенциальных биомаркеров для определения группы пациентов ТНРМЖ, которая может получить преимущество от назначения АКТ ингибиторов, в том числе и ипатасертиба.

Исследование III фазы IPATunity130

Рисунок 5. Исследование III фазы IPATunity130: ипатасертиб + паклитаксел
в 1-й линии терапии нерезектабельного или метастатического ТНРМЖ.


ER+HER2- метастатический РМЖ

O'Shaughnessy и соавт. представили результаты исследования III фазы CONTESSA по ВБП при применении тезетаксела в комбинации с редуцированной дозой капецитабина (1650 мг/м2) vs стандартная доза капецитабина (2500 мг/м2) в монорежиме для лечения больных с HR+HER2- мРМЖ, ранее получавших препараты таксанового ряда (исследование выполнено совместно с НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова) [7].

Тезетаксел – новый препарат для приема внутрь таксаного ряда, назначаемый в дозировке 27 мг/м2 1 раз в 3 недели. В отличие от других препаратов таксанов, тезетаксел обладает более длительным периодом полувыведения и не нуждается в премедикации.

Ранее сообщались обнадеживающие результаты II фазы исследования по применению тезетаксела в монорежиме, ЧОО составила 45% и медиана ВБП – 5,4 мес. (Seidman et al, 2018 ASCO Annual Meeting).

В исследование были включены 685 больных ER+HER2- мРМЖ. Медиана ВБП составила 9,8 мес. в группе тезетаксел + капецитабин vs 6.9 мес. капецитабин в монорежиме (ОР 0,716; 95% ДИ 0,573-0,895; p=0,003). Частота объективных ответов составила 57% vs 41% (p=0,0002). Данные по ОВ ожидаются. Нейтропения была наиболее частым нежелательным явлением ≥3 степени (71,2% vs 8,3%). Отмена терапии в связи с нейтропенией или фебрильной нейтропенией в группе тезетаксел + капецитабин – 4,2%, в группе капецитабина – 1,5%. Частота развития нейропатии ≥3 степени – 5,9% vs 0,9%, алопеции ≥2 степени – 8,0% vs 0,3%. Следовательно, увеличение ВБП, а также удобство дозировки перорального препарата, отсутствие необходимости госпитализации, сравнительно низкая частота развития нейропатии ≥3 степени могут свидетельствовать в пользу применения тезетаксела в комбинации с редуцированной дозой капецитабина для лечения больных HR+HER2- мРМЖ.

Исследование III фазы CONTESSA

Рисунок 6. Исследование III фазы CONTESSA: Эффективность тезетаксела в комбинации
с редуцированной дозой капецитабина (1650 мг/м2) vs стандартная доза капецитабина (2500 мг/м2)
в монорежиме для лечения больных HR+HER2- метастатическим РМЖ, ранее получавших таксаны.


Определение циркулирующих опухолевых клеток при метастатическом РМЖ

Janni W. и соавт. доложены результаты метаанализа по изучению определения циркулирующих опухолевых клеток (ЦОК) с целью оценки ответа на лечение при метастатическом РМЖ [8]. В анализ были включены сведения о 3877 случаях с результатами оценки циркулирующих опухолевых клеток до начала лечения и спустя 29 дней после начала лечения. У 772 больных не определялись ЦОК как до, так и после начала терапии (neg/neg), у 286 больных наблюдалось приобретение ЦОК после лечения (neg/pos), у 1054 пациентов была отмечена конверсия из ЦОК+ в ЦОК- (pos/neg) и 1765 больных имели хотя бы одну ЦОК до и после начала терапии (pos/pos).

Медиана ОВ для групп neg/neg, neg/pos, pos/neg и pos/pos была 47,05, 29,67, 32,20, и 17,87 мес. (p<0,0001 для всех групп сравнения) соответственно. Отношения рисков (ОР) (референсная группа neg/neg) составили 1,74 (95% ДИ 1,43-2,10)для pos/neg группы, для neg/pos группы – 1,52 (95% ДИ 1,32-1,74) и для pos/pos группы – 3,15 (95% ДИ 2,78-3,57).

Таким образом, данные, полученные в ходе исследования, доказывают потенциальную возможность оценки ЦОК для оценки ответа на проводимую терапию для прогноза ОВ. Пациенты, у которых наблюдалось исчезновение ЦОК (pos/neg), имели значимое увеличение ОВ по сравнению с пациентами, у которых определялись ЦОК (pos/pos) как до, так и после лечения (32,20 vs 17,87 мес.). Однако некоторые эксперты признают, что данный метод пока не следует внедрять в клиническую практику, так как ранняя эскалация системного лечения с учетом результатов по ЦОК может вызвать неоправданное преждевременное исчерпание линий лекарственной терапии и увеличение токсичности от лечения. В перспективе определение циркулирующей опухолевой ДНК может позволить выбирать терапию в зависимости от наличия драйверных мутаций и тем самым значимо улучшить отдаленные результаты лечения.

Общая выживаемость в зависимости от статуса ЦОК до начала лечения и после лечения

Рисунок 7. Общая выживаемость в зависимости от статуса ЦОК
до начала лечения и после лечения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прошедший с 8 по 11 декабря 2020 года симпозиум SABCS 2020 и Большая конференция RUSSCO «Рак молочной железы» 28-30 января 2021 года (в онлайн-формате) в очередной раз доказали, что системная терапия больных РМЖ сегодня – это комбинированная терапия с учетом биологического подтипа опухоли и таких важных мишеней, как рецепторы эстрогенов, экспрессия HER2, PD-L1-экспрессия, мутация PIK3CA и мутация gBRCA1/2, основанная на пациент-центрированном, проблемно-ориентированном, максимально индивидуализированном подходе.


Источники:

  1. Kalinsky K, Barlow WE, Meric-Bernstam F, et al. SWOG S1007: adjuvant trial randomized ER+ patients who had a recurrence score <25 and 1-3 positive nodes to endocrine therapy (ET) versus ET + chemotherapy. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020. Abstract GS3-00.
  2. O'Shaughnessy J, Johnston S, Harbeck N, et al. MonarchE: primary outcome analysis of invasive disease-free survival for monarchE: abemaciclib combined with adjuvant endocrine therapy for high risk early breast cancer. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020. Abstract GS1-01.
  3. Loibl S, et al. Phase III study of palbociclib combined with endocrine therapy (ET) in patients with hormone-receptor-positive (HR+), HER2-negative primary breast cancerand with high relapse risk after neoadjuvant chemotherapy (NACT): First results from PENELOPE-B. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020. Abstract GS1-02.
  4. Kluge V, Semiglazova T, Krivorotko P, Melnikova E, Semiglazov V, Kondrateva K, Nazarova S, Tynkasova M, Adhamov B, Pesotsky R, Zernov K, Chulkova V, Kasparov B, Kovlen D, Semiglazov V, Belyaev A. Biopsychosocial approach in the rehabilitation of patients with early breast cancer. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020. Poster Session 9-62.
  5. Cortes J, et al. Pembrolizumab plus chemotherapy versus placebo plus chemotherapy for previously untreated locally recurrent inoperable or metastatic triple-negative breast cancer (KEYNOTE-355): a randomised, placebo-controlled, double-blind, phase 3 clinical trial. The Lancet. December 5, 2020. Volume 396, Issue 10265, P.1817-1828.
  6. Dent R, et al. Double-blind placebo (PBO)-controlled randomized phase III trial evaluating first-line ipatasertib (IPAT) combined with paclitaxel (PAC) for PIK3CA/AKT1/PTEN-altered locally advanced unresectable or metastatic triple-negative breast cancer (aTNBC): primary results from IPATunity130 Cohort A. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020.
  7. O'Shaughnessy J, Schwartzberget L, Piccart M, Rugo H, Cortes J, Harbeck N, Semiglazov V, Lemieux J, Wright G, Bondarenko I, et al. Results from CONTESSA: A phase 3 study of tesetaxel plus a reduced dose of capecitabine versus capecitabine alone in patients with HER2-, hormone receptor + (HR+) metastatic breast cancer (MBC) who have previously received a taxane. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020. Abstract GS4-01.
  8. Janni W, et al. Clinical utility of repeated circulating tumor cell (CTC) enumeration as early treatment monitoring tool in metastatic breast cancer (MBC) – a global pooled analysis with individual patient data. Presented at: 2020 Virtual San Antonio Breast Cancer Symposium; December 8-11, 2020. Abstract GS4-08.