Материалы конгрессов и конференций

IV РОССИЙСКАЯ ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

СТАТИСТИКА РАКА ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Е.М. Аксель, Т.И. Ушакова
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва

В 1998 г. раком поджелудочной железы (РПЖ) в России заболело около 13 тыс. человек. Абсолютное число заболеваний выросло, по сравнению с 1989 г., на 2 тысячи [1]. В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями (Рис.1) его доля составила 3,1% у мужчин (12 ранговое место) и 2,7% у женщин (10 ранговое место).

Удельный вес РПЖ у мужчин колебался от 1,9-2,2% в США, Канаде, Азербайджане и Таджикистане до 3,4-3,6% в Финляндии, Норвегии, Украине, Москве, Санкт-Петербурге [1,4,5,7].

По данным Американского противоракового общества [3], РПЖ занимает 6-ое место у мужчин после рака легкого, толстой кишки, простаты, мочевого пузыря, меланомы и 7-ое место у женщин после рака молочной железы, легкого, толстой кишки, тела матки, яичников, мочевого пузыря.

Рис.1

Минимальная доля РПЖ среди злокачественных новообразований у женщин отмечена в Таджикистане и Узбекистане (по 1,4%), максимальная - в Финляндии (3,6%) и Москве (3,3%).

Доля этой формы рака среди всех злокачественных новообразований органов пищеварения составила 10,3%, что соответствует четвертому ранговому месту после опухолей желудка, ободочной и прямой кишки.

РПЖ редко встречается у лиц до 40 лет, заболеваемость резко возрастает с увеличением возраста. РПЖ обычно характеризуется бессимптомным течением, и этим обусловливается сложность ранней диагностики этого заболевания. Академик В.Х. Василенко говорил, что "распознавание рака поджелудочной железы и тем более излечение от этого недуга представляют одну из наиболее трудных задач клинической медицины". Возрастные показатели заболеваемости РПЖ в России максимальны в возрасте 70 лет и старше (Рис.2).

Рис.2

Рак поджелудочной железы наиболее распространен в экономически развитых странах и, наоборот, реже встречается в африканских странах, Индии, Вьетнаме, Японии, Южной Америке [9,13]. Возможно, что разница в заболеваемости обусловлена трудностями распознавания и распространенностью факторов риска [2,16,26]. По данным многих авторов [10,15,18,20,23,24,25], повышенный риск отмечен среди курильщиков, больных диабетом, хроническим панкреатитом и циррозом печени. Повышенное потребление животных белков и жиров также является одним из существенных факторов риска [19,26].

В литературе отмечается развитие РПЖ в качестве второй метахронной опухоли при первично-множественной форме. По данным программы SEER [21,22], относительный риск возникновения РПЖ после рака легкого для мужчин составлял ОР=1.3 при 95% ДИ 1.0-1.6, и для женщин ОР=2.5, при 95% ДИ 1.9-3.2. Повышенный риск был также установлен после опухолей головы и шеи (ОР=1.8, 95% ДИ 1.2-2.5) и мочевого пузыря только у женщин (ОР 1.5, 95% ДИ 1.1-2.0). У мужчин риск развития РПЖ в качестве второй метахронной опухоли статистически значимо увеличен после рака предстательной железы (ОР=1.2, 95% ДИ 1.1-1.3), снижен при лимфомах (ОР=0.2, 95% ДИ 0.0-0.8). Риск первичной множественности РПЖ возрастает после табако-зависимых форм опухолей, особенно для женщин.

В странах Европейского союза максимальные показатели заболеваемости (мировой стандарт) отмечены в Австрии, Финляндии, Ирландии и Дании [6,7,8,12,17,21], а среди экономических регионов России [1] - в Дальневосточном, Северо-западном и Западно-Cибирском районах (Табл.3,4).

Таблица 3.
Заболеваемость и смертность от рака поджелудочной железы в странах Европейского Союза (мировой стандарт) [17].

Страна Заболеваемость и ранг Смертность и ранг
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Австрия 9,5 (1) 6,8 (1-2) 8,7 (1-2) 5,9 (5-6)
Бельгия 5,5 (10-12) 3,3 (10) 7,5 (9-10) 4,6 (9)
Дания 7,7 (4) 6,3(3) 8,2 (5) 6,8 (2)
Финляндия 9,2 (2) 6,8 (1-2) 8,4 (3-4) 7,1 (1)
Франция 5,5 (8) 2,8 (11-12) 7,2 (12) 3,7 (11)
Германия 6 (8) 3,8 (8) 8,1 (6) 5 (8)
Греция 4,7 (13) 2,5 (13) 5,8 (13-15) 3,1 (13-14)
Ирландия 8,7 (3) 5,9 (4) 8,7 (1-2) 6,3 (4)
Италия 5,9 (9) 3,4 (9) 7,5 (9-10) 4,4 (10)
Люксембург 5,5 (10-12) 2,8 (11-12) 8,4 (3-4) 2,7 (15)
Нидерланды 6,8 (7) 4,6 (7) 7,6 (8) 5,9 (5-6)
Португалия 4,5 (14) 2,4 (14-15) 5,8 (13-15) 3,2 (12)
Испания 4,4 (15) 2,4 (14-15) 5,8 (13-15) 3,1 (13-14)
Швеция 6,9 (6) 5,7 (5) 7,9 (7) 6,5 (3)
Англия 7,1 (5) 5,5 (6) 7,3 (11) 5,3 (7)
Европейский Союз 6,1 3,9 7,4 4,6

Средний возраст заболевших РПЖ мужчин в России (63 года) меньше, чем в США (69 лет), это же относится и к женщинам - 70 против 73 лет.

Если в развитых странах Европы и Америке наблюдается снижение заболеваемости РПЖ у мужчин, то в нашей стране эту тенденцию скорее можно назвать стабильной, так как незначительный рост статистически не является достоверным. Отсутствие динамики заболеваемости у женского населения России за последние 15 лет соответствует данным, полученным в ряде промышленно-развитых стран Европы и США [6,11,22,27]. Общий прирост числа вновь выявленных РПЖ за 1990-1998 гг. в странах СНГ колебался от 6,3% (у женщин в Казахстане) до 18,3% у мужчин в России. Наиболее выраженным он был за счет увеличения риска заболеть у мужчин в России (11,2%) и у женщин в Беларуси (4,8%). В связи с изменением риска заболеть существенно уменьшилось число заболеваний РПЖ на Украине. В 1998 г. стандартизованный показатель заболеваемости РПЖ в Казахстане (8,8) и на Украине (9,9) был выше средне российского (8,2) у мужчин.

Таблица 4.
Заболеваемость раком поджелудочной железы населения России в 1998 г. (мировой стандарт).

Экономический район Мужчины Женщины
Структура (%) На 100 тыс. населения Структура (%) На 100 тыс. населения
Северный район 3,5 9,5 3 4,4
Северо-западный район 3,5 9,5 2,9 4,7
Центральный район 3,1 8,1 2,8 4,1
Волго-Вятский район 3,3 8,6 2,7 3,4
Центрально-Черноземный район 2,7 7,2 2,3 3,2
Поволжский район 2,9 7,9 2,5 3,9
Северо-Кавказский район 3,1 7,3 2,6 4
Уральский район 3,2 8,7 2,8 4,2
Западно-Сибирский район 3,2 9,2 2,9 4,9
Восточно-Сибирский район 3,3 8,1 2,8 4,3
Дальневосточный район 3,6 9,8 2,9 5,1

РПЖ остается одной из главных причин смерти больных онкологического профиля. Получить данные по смертности от этой формы рака в России и странах СНГ на сегодня не представляется возможным, так как они включены в сборную группу "опухоли других органов пищеварения и брюшины". Однако можно предположить с огромной степенью вероятности, что тенденции, наблюдаемые в других странах, сохраняются и для России. В США к 2000 г. прогнозировали 28200 смертей от РПЖ [4]. За последние 20 лет показатели смертности от РПЖ у мужчин медленно, но статистически значимо снизились (около -0,9% в год), в то время как те же показатели незначительно выросли у женщин. Около 5% всех онкологических смертей в США связаны с РПЖ (пятая причина)[3,22]. По данным онкологических регистров Европы и Америки, показатели популяционной относительной выживаемости без учета стадии составляют 19-20% для 1-годичной, 2-4% - для 5-летней [4,6,7,8,12,13,14].

Список литературы:

1. Трапезников Н.Н., Аксель Е.М. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения стран СНГ в 1998 г. М., 2000, 270 с.

2. Ahlgren J.D. Epidemiology and risk factors in pancreatic cancer. Sem. in Oncol. 1996; 23:241-250.

3. Сancer Facts and Figures - 1999. American Cancer Society

4. Robert T., Greenlee et al. Cancer Statistics, 2000. CA Cancer J Clin 2000; 50:7-33, http://www.ca-journal.org.

5. Canadian Cancer Statistics 1999. Canadian Cancer Society, 1999, 76 p. http://www.cancer.ca

6. Fighting cancer on all fronts. Scientific Yearbook 1997-98. // Cancer research campaign, England, 1998, http://www.crc.org.uk

7. Cancer in Norway 1995. The Cancer Registry of Norway, 1998, 98 p.

8. Cancer Incidence in Finland 1996 and 1997, Cancer Society of Finland, Helsinki, 2000, 51 p., http://www.cancerregistry.fi

9. Dhir V; Mohandas KM Epidemiology of digestive tract cancers in India IV. Gall bladder and pancreas. // Indian J Gastroenterol 1999 Jan-Mar; 18 (1): 24-8.

10. Ekbom A; McLaughlin JK; Karlsson BM et al. Pancreatitis and pancreatic cancer: a population-based study. // J Natl Cancer Inst 1994 Apr 20; 86 (8): 625-7.

11. Engeland A. Trends in the incidence of smoking-associated cancers in Norway, 1954-93. // Int J Cancer 1996 Sep 27; 68 (1): 39-46.

12. Gatta G; Sant M; Micheli A, et al. Survival for digestive system tumors: Italian population-based data and international comparisons. // Ann Ist Super Sanita 1996; 32 (4): 513-25.

13. Hanai A; Fujimoto I. Trends of cancer occurrence and survival in Japan, and in Osaka. // Gan To Kagaku Ryoho 1992 Jul; 19 (7): 933-40.

14. Ji BT; Chow WH; Dai Q; Cigarette smoking and alcohol consumption and the risk of pancreatic cancer: a case-control study in Shanghai, China. // Cancer Causes Control 1995 Jul; 6 (4): 369-76.

15. Jin F; Devesa SS; Chow WH; Cancer incidence trends in urban Shanghai, 1972-1994: an update. // Int J Cancer 1999 Nov 12; 83 (4): 435-40.

16. Europian Journal of Cancer, 1997, v.33, N7, p.1075-1107.

17. Karlson BM; Ekbom A; Josefsson S et al. The risk of pancreatic cancer following pancreatitis: an association due to confounding? //Gastroenterology 1997 Aug; 113 (2): 587-92.

18. Launoy G; Grosclaude P; Pienkowski P, et al. Digestive cancers in France. Comparison of the incidence in 7 departments and estimation of incidence in the entire country of France. // Gastroenterol Clin Biol 1992; 16 (8-9): 633-8.

19. Lowenfeis A.B., Maisonnerve P., Cavallini G., et.al. An International Pancreatitis Study Group. Pancretitis and the risk of pancreatic cancer. N.Engl.j.Med.1993; 328:1433.

20. Marquez Contreras E; Casado Martinez JJ et al. Tendencias de la mortalidad por cancer en la provincia de Huelva (1980-1991). // Aten Primaria 1996 Jun 30; 18 (2): 58-63.

21. NCI's Surveillance, Epidemiology and End Results (SEER) website at: http://seer.cancer.gov/

22. Neugut AI; Ahsan H; Robinson E. Pancreas cancer as a second primary malignancy. A population-based study. // Cancer 1995 Aug 15; 76 (4): 589-92 background.

23. Partanen TJ; Vainio HU; Ojajarvi IA; Kauppinen TP. Pancreas cancer, tobacco smoking and consumption of alcoholic beverages: a case-control study. // Cancer Lett 1997 Jun 3; 116 (1): 27-32.

24. Sigvardsson S; Hardell L; Przybeck TR; Cloninger R. Increased cancer risk among Swedish female alcoholics. //Epidemiology 1996 Mar; 7 (2): 140-3.

25. Silverman DT; Schiffman M et al. Diabetes mellitus, other medical conditions and familial history of cancer as risk factors for pancreatic cancer. // Br J Cancer 1999 Aug; 80 (11): 1830-7.

26. Wong O; Foliart DE. Epidemiological factors of cancer in Louisiana. // J Environ Pathol Toxicol Oncol 1993 Oct-Dec; 12 (4): 171-83.