Новости онкологии

09.10.2017

ESMO 2017: Исследование CheckMate 214 – эффективность и безопасность комбинации ниволумаба с ипилимумабом по сравнению с сунитинибом у пациентов, ранее не получавших лечение, с распространенным или метастатическим почечно-клеточным раком

Комбинированная иммунотерапия ниволумабом с ипилимумабом позволила увеличить частоту объективных ответов (ЧОО) и добиться более длительной выживаемости без прогрессирования (ВБП) по сравнению с терапией сунитинибом у пациентов с местнораспространенным или метастатическим почечно-клеточным раком (ПКР), ранее не получавших лечение по поводу этого заболевания и относящихся к категории промежуточного или высокого риска.

Взрослые пациенты с измеримыми очагами метастатического ПКР светлоклеточного гистологического типа, с функциональным статусом ≥70 по Karnofsky и с наличием доступных образцов опухолевой ткани стратифицировались в зависимости от прогностического показателя по шкале IMDC (International Metastatic Renal Cell Carcinoma Database Consortium – Международного консорциума баз данных по метастатическому почечноклеточному раку) и по региону, с последующей рандомизацией для проведения терапии ниволумабом и ипилимумабом либо сунитинибом. 550 пациентов в группе комбинированной терапии получали ниволумаб в дозе 3 мг/кг в комбинации с ипилимумабом в дозе 1 мг/кг раз в 3 недели в количестве 4 доз, далее – ниволумаб в дозе 3 мг/кг раз в 2 недели, а 546 пациентов получали сунитиниб в дозе 50 мг раз в сутки 6-недельными циклами (4 недели терапии с 2 неделями без препарата).

Равноправными конечными точками в исследовании CheckMate-214 были ЧОО, ВБП согласно оценке независимым комитетом и общая выживаемость (ОВ) в субпопуляции пациентов с промежуточным или высоким риском. Кроме того, проводилась оценка эффективности в зависимости от группы риска по IMDC и в зависимости от исходной экспрессии PD-L1 в опухолевой ткани.

После периода наблюдения продолжительностью примерно в 17,5 месяца в исследовании CheckMate-214 была достигнута одна из равноправных первичных конечных точек, которой являлась ЧОО у пациентов промежуточного/высокого риска: данный показатель составил 41,6% в группе комбинации ниволумаба/ипилимумаба и 26,5% в группе сунитиниба (p<0,0001), при этом у 9,4% пациентов, получавших комбинированную терапию, были достигнуты полные ответы (ПО), в то время как в группе сунитиниба этот показатель составил 1,2%.

Медиана длительности ответа в группе комбинированной терапии не была достигнута (95% доверительный интервал [ДИ]: от 21,82, верхняя граница не определена), в то время как в группе сунитиниба она составила 18,2 месяца (95% ДИ: от 14,82, верхняя граница не определена).

В группе комбинированной терапии медиана ВБП была выше: данный показатель составил 11,6 месяца в группе ниволумаба и ипилимумаба по сравнению с 8,4 месяцами в группе сунитиниба, при отношении рисков в 0,82 (p=0,03).

Как ЧОО, оцениваемая независимым комитетом, так и ВБП были достоверно в пользу комбинации ниволумаба и ипилимумаба по сравнению с сунитинибом в субпопуляции пациентов с промежуточным/высоким риском, у которых экспрессия PD-L1 была ≥1%: ЧОО составила 58% и 25% соответственно, а медиана ВБП – 22,8 мес. (95% ДИ: от 9,4, верхняя граница не определена) по сравнению с 5,9 мес. (95% ДИ: 4,4-7,1) соответственно, при отношении рисков в 0,48 (95% ДИ: 0,28-0,82; p=0,0003).

Исследователями установлено, что исходная экспрессия PD-L1 в опухолевой ткани была ниже в субпопуляции пациентов, относившихся к категории низкого риска, где уровни PD-L1 ≥1% были у 11% в группе комбинированной терапии по сравнению с 12% в группе сунитиниба; в субпопуляции с промежуточным или высоким риском доля таких пациентов составила в соответствующих терапевтических группах 26% и 29%.

У пациентов низкого риска ЧОО и ВБП были выше на терапии сунитинибом, чем на комбинированной терапии; в данной субпопуляции ЧОО составила 29% в группе ниволумаба/ипилимумаба по сравнению с 52% в группе сунитиниба (p=0,0002), а медиана ВБП составила 15,3 мес. (95% ДИ: 9,7-20,3) по сравнению с 25,1 мес. (95% ДИ: от 20,9, верхняя граница не определена) соответственно, при отношении рисков в 2,17 (95% ДИ: 1,46-3,22; p<0,0001).

В неселективной популяции пациентов, объединяющей все группы риска, значимой разницы между видами терапии по ЧОО (p=0,0191) или ВБП (p=0,819) не установлено.

Нежелательные явления (НЯ), связанные с препаратом, любой степени тяжести, встречались у 509 (93%) пациентов в группе ниволумаба/ипилимумаба и у 521 (97%) пациента в группе сунитиниба. В группе комбинированной терапии у 54% пациентов были НЯ степени 3-4, а в группе сунитиниба у 63% были НЯ степени 3-5.

Отмена терапии в связи с НЯ имела место у 22% пациентов в группе комбинированной терапии и у 12% пациентов в группе сунитиниба. Среди 159 смертельных исходов, имевших место в группе комбинированной терапии, 7 (1%) были сочтены связанными с препаратом, в то время как в группе сунитиниба 4 (1%) из 202 смертельных исходов были сочтены связанными с препаратом.

Согласно выводу авторов, результаты данного исследования III фазы говорят о пользе применения комбинации ниволумаба с ипилимумабом в качестве потенциальной терапии первой линии у пациентов с метастатическим ПКР, относящихся к категориям промежуточного/высокого риска, в особенности при экспрессии PD-L1 в опухолевой ткани ≥1%. Вместе с тем, результаты этого исследования не позволяют говорить о целесообразности подобной комбинированной терапии у пациентов низкого риска.

Источник: конгресс ESMO 2017.